Пол Уйэд — Тренировочная зона

Эта книга — квинтэссенция знания о физической культуре, методах тренировок, здоровье и красоте. С одной стороны, она повествует об истории возникновения методов развития силы человека и их значении, а с другой — представляет собой полноценную поэтапную систему развития физических способностей, с детальным описанием упражнений и графиками выполнения.
О чем эта книга? О свободе. О выживании. О человечности. Она написана бывшим заключенным, человеком, лишившимся свободы на более чем двадцать лет. Человеком, который побывал в жерновах самых суровых тюрем Америки. Человеком, вынужденным обратиться к силе, чтобы выжить. Человеком, лишенным всего, кроме своего тела и души, — и решившим, несмотря ни на что, развиваться и обрести свою личную свободу, которую никто не мог у него отнять. Свободу сильного тела и крепкого духа.

Предисловие

Когда-то в 1969 году. Нахальный студент Кембриджа сидел, сгорбившись в благоговейной тишине, пока двое закутанных в шафран тибетских буддийских монахов читали ему лекции о тайнах медитации и просвет­ления.

Монахи излучали мир и легкость. В их глазах сверкала искорка юмора, как будто они рассказывали шутку, чье значение знали лишь они. «Все прекрасно, ничто не имеет значения», казалось, намекали они. Их слова заполняли голову молодого человека, главным образом пустую, пока его разум метался от одной беспокойной мысли к другой.

Один монах начал говорить о внутренней свободе, которая возникает при практике глубокой медитации. Монах использовал аналогию: «Ты можешь быть заперт в тюремной камере, даже закован в цепи, и в то же время оставаться сво­бодным внутри себя. Никто не может отнять у тебя внутренней свободы».

Студент вскочил со своего места с сердитым выкриком. «Как вы можете так говорить? Тюрьма — это тюрьма, оковы — это оковы. Там не может быть никакой свободы, ведь тебя удерживают там против своей воли!» Глубинная струна его души была задета, заставляя воспротивиться аналогии монаха.

Монах ласково улыбнулся молодому человеку. «Это хороший вопрос», сказал он с абсолютной искренностью и без малейшего намека на иронию. И монахи продолжали свой разговор, похожий на реку, огибающую валун на своём пути.

Сорок лет спустя. 2009 год. Молодой студент Кембриджа стал мудрее и мягче в суждениях. Он запустил динамично и быстро развивающееся издательство под названием Dragon Door Publications — для тех, кто хочет достичь физического со­вершенства.

И я собираюсь представить миру одну из самых захватывающих книг, кото­рые я когда-либо читал. Это книга о тюрьме. Это книга о свободе. Это книга о выживании. Это книга о человечестве. Это книга о силе и мощи. Это книга, кото­рая принадлежит нашим военным, полиции, пожарным, всем тем, кто защищает нашу страну. Это книга для вузов и колледжей. Это книга для профессиональных спортсменов и для бесформенных канцелярских крыс. Это книга для домохозя­ек. Это книга для старперов, которые хотят обратить время вспять. Это книга для тех, кто ищет секреты высшей силы выживания.

Это книга написана бывшим заключенным, которого лишили свободы на двадцатилетний период; он был заключен в одних из самых суровых тюрем в Америке. Вынужденный выживать. Человек лишенный всего, кроме своего тела и разума. Человек, который решил развивать себя и создать свою собственную свободу, чтобы никто не мог влиять на него. Свободу сильного тела и сильного разума.

Эта книга называется «Тренировка Заключенных».

Тренировка Заключенных? Как и почему компания Dragon Door смеет публи­ковать книгу с таким названием? Наверняка это какое-то торжество криминала, как оно заслужило внимания одного из ведущих издательских компаний по фит­несу?

Многие из ведущих специалистов по фитнесу в нашей стране читали предпе­чатную версию Тренировки Заключенных и влюбились в её содержимое. На са­мом деле, даже бредили ею. Но, во многих случаях, они останавливались и мор­щились на название. Тренировка Заключенных ? «Джон, материал превосходен, но он заслуживает лучшего названия. Эта книга нужна каждому военному, ка­ждому сотруднику правоохранительных органов, каждый родитель обязан дать ее своему ребенку… Но кто будет читать её с таким названием?

Признаю, я засомневался. Не в книге, но в названии. Сможем ли я и автор, Пол Уэйд, продать такое название? Будут ли эти два слова: «Тренировка Заключен­ных», заставлять отворачиваться те сотни тысяч людей, которые получат пользу от информации, содержащейся на этих страницах? Будет ли такое название хра­нить эти удивительные секреты лишь для небольшой группы энтузиастов, ко­торым наплевать на обложку, ведь они видят красоту Большой Шестерки Пола?

Но чем больше я думал об этом, тем больше я становился уверен в том, что на­звание должно остаться именно таким. Потому что «Тренировка Заключенных» говорит о том, что сила выживания рождалась в одних из самых опасных услови­ях, где только человек может оказаться. «Тренировка Заключенных» рассказыва­ет том, как поднять вашу силу и мощь до такого уровня, когда любой хищник не сможет рассматривать вас как цель для атаки. «Тренировка Заключенных» рас­сказывает о достижении ауры силы и мощи, которая посылает всем подсозна­тельный и совершенно недвусмысленный сигнал: «Даже не думай об этом!»

Если бы я дал этому огромному пласту знаний другое название, то оказал бы ему медвежью услугу. Я не мог этого сделать.

Самое главное, что следует выделить: существует свобода, которая не может быть отнята у тебя – неважно в насколько малой коробке тебя заточили. И это свобода состоит в развитии великолепия твоего собственного тела и разума, в независимости от внешних условий. И Пол Уэйд создал потрясающее свидетель­ство этой истины – мастер-план о том, как можно самостоятельно достичь этого великолепия.

Погрузитесь в чтение «Тренировка Заключенных» и вы быстро поймете, что это не поделка знаменитого «заключенного», не литературный эквивалент ганг­ста-рэпа. На самом деле, это книга заставит тебя искренне желать никогда не оказаться там, где Пол провёл так много лет. Но она также вдохновит тебя на достижение тех высот физического совершенства, которые до этого, возможно, казались недосягаемыми.

А потом приходит еще одно соображение: поскольку эта мудрость была пе­редана нам бывшим заключенным, может ли она быть каким-то образом пор­ченной? Если сотрудник полиции или тренер средней школы, например, будут использовать систему Пола и достигнут беспрецедентных по своей новизне уровней силы и мощи, запятнают ли они себя таким образом, предадут ли свою профессию, ведь мудрость исходила от бывшего заключенного? Вряд ли, сказал бы я. Потому что никто не станет отрицать одну из великих духовных истин, воплощенных в «Тренировка Заключенных»: «Не судите, да не судимы будете». Не надо отвергать главное послание, содержащееся в этой книге: любой человек достоин искупления, насколько бы темным не было его прошлое.

Недавно я попытался заинтересовать моего 18-летнего сына, Питера, который был без ума от одной рок-иконы, моим собственным подростковым кумиром, Лу Ридом. Прослушав короткий отрывок Лу Рида и The Velvet Underground, его ответ был таким: «Папа, есть только один Боб Дилан». Хотя я не согласен с Пи­тером о Лу, он был не так уж далек от истины. Лу Рид боготворил Боба Дилана, потому что там действительно существовал «только Боб Дилан». Мне кажется, Лу добился редкой известности. Я бы сказал «Существует только один Лу Рид».

В моей жизни, как издатель я имел счастье публиковать трёх самых замеча­тельных авторов мира: Павла Цацулина, Ори Хофмеклера и Марти Галлахера. Все трое достигли знакового статуса «есть только один …» Есть только один Па­вел. Есть только один Ори. Есть только один Марти. И сейчас я также могу доба­вить четвертого автора к этому списку. Есть только один Пол Уэйд.

Джон Ду Кэйн, Генеральный директор, Dragon Door Publications

Введение: Путешествие силы

Заглянув в любой тренажерный зал в любой точке мира, вы увидите боль­шое количество стероидных качков с грудой мышц под открытой май­кой, которые, бахвалясь восемнадцатидюймовыми бицепсами, могут легко выжать от груди тяжёлую штангу, и имеют непоколебимую уверенность в свое силе.

Но действительно ли они сильные?

   1 Многие ли из них имеют истинную атлетическую силу и действительно мо­гут ей воспользоваться?

   2 Многие ли из них могут сделать двадцать идеальных отжиманий на одной руке?

   3 У многих ли из них достаточно гибкий, сильный и здоровый позвоночник, чтобы скрутиться назад и дотронутся пола?

   4 У многих ли из них действительно сильные бедра и колени, способные вы­полнить идеальные приседания на одной ноге?

   5 Многие ли из них могут выполнить безукоризненные подтягивания на пе­рекладине одной рукой?

Ответ прост: «Почти никто».

Эти простые упражнения с собственным весом не под силу многим современ­ным бодибилдерам. Однако, в сознании молодежи укрепился образ накаченного культуриста как признак силы, физической красоты и здоровья.

Накачанное тело культуриста практически стало эталоном силы. Это массо­вый психоз, с моей точки зрения. Какое имеет значение, сколько ты можешь под­нять в зале? Разве можно считать себя “сильным”, если ты не в состоянии под­нять самого себя?

Становясь сильнее

Современный поклонник тренажерного зала заботиться исключительно толь­ко о своем внешнем виде, но не о своих настоящих способностях. Это, безуслов­но, ярко, но не функционально. Человек может иметь большие, искусственно на­качанные руки и ноги, но весь этот наращенный объем – это мышцы, а суставы и сухожилия остаются слабыми. Попросите культуриста средней руки сделать пару глубоких приседаний на одной ноге – в стиле “коснись попой пола” – и его коленные связки разорвутся. Как правило, сила, которой владеют бодибилдеры, не используется по назначению; даже если вы попросите его пройтись на своих руках, то он скорее всего упадет лицом вниз.

Я не знаю плакать мне или смеяться, когда вижу современное поколение мо­лодых людей, стремящееся стать крепкими и сильными в хромированных тре­нажерных залах престижных клубов. Становиться смешно — ведь это идеальный путь легального грабежа. Индустрия фитнеса убедила мир в том, что спорт и фитнес невозможен без специального спортивного оборудования, которое про­дается или сдается в аренду за непомерно высокую плату (в случае членства в клубе). И это трагедия, потому что почти каждый тренирующийся – не применя­ющий стероиды – из года в год прогрессирует очень медленно, как в проработке мышечной массы, так и в развитии атлетических способностей.

Чтобы стать действительно сильным, вам не нужны штанги, тросы, удивитель­ные тренажеры, и все то, что индустрия и агрессивная реклама навязала вам. Вы можете стать сильным как Геракл, истинно мускулистым и крепким, без всякого специального оборудования. Однако, чтобы открыть в себе эту силу – силу свое­го собственного тела – необходим правильный метод. Искусство.

И такой метод существует. Он основан на традиционной, древней форме об­учения, методы которой стары как само понятие «тренировка». Этот метод раз­вивался путем проб и ошибок на протяжении многих веков и снова и снова до­казывал свою превосходную способность к трансформации слабых мужчин в выкованных из стали воинов. Этот метод — прогрессивная гимнастика, искусство использования человеческого тела для максимального развития его возможно­стей. Сегодня гимнастика представляет собой комплекс упражнений аэробики, круговых тренировок и методов повышения выносливости. Это не серьезно. Но в прошлом, до второй половины ХХ века, все сильнейшие спортсмены мира раз­вивали свою мощь с помощью прогрессивной гимнастики, становясь все сильнее и сильнее, день за днем, неделя за неделей, год за годом.

Забытое искусство тренировок с собственным весом

К сожалению, вас не смогут обучить этому искусству ни в одном спортзале в мире. Оно было утрачено для подавляющего большинства спортсменов в совре­менную эпоху, совсем недавно на самом деле. Оно было безжалостно выкинуто в темноту забвения из-за детского увлечения новомодными учебными технологи­ями, которые появились за последнее столетие или около того, всё заняли штанги и гантели, тренажеры и сотни других новинок. Знание того, как правильно зани­маться гимнастикой, было подавлено, задушено до смерти пропагандой фитнеса, который стремится продать тебе твои же права тренировать свое тело и ум.

В результате, традиционное искусство гимнастики пришло в упадок, отнесено к детской методике фитнеса. «Гимнастика» в настоящее время включает в себя отжимания, подтягивания и приседания, отличные упражнения, но выполнение большого количества повторений будет повышать выносливость, а не силу. На­стоящий мастер прогрессивной гимнастики — «старой школы» гимнастики, зна­ет, как добиться максимального повышения силы. Гораздо большего, чем сред ний посетитель спортзала надеется достичь благодаря штанге или тренажеру. Я видел людей, обученных старой школе гимнастики, которые были достаточно сильны, чтобы сломать стальные наручники, разорвать цепь, и крошить кирпи­чи, ударяя в стену.

Как вам такая телесная сила?

На страницах этой книги я могу научить вас как достичь этого уровня, и вам не придется посещать спортивный зал или делать большое количество отжима­ний. Эти дикие, животные способности, раскрывающие возможности вашего собственного тела, исходят из гимнастики старой школы.

Как я этому научился: Время действий

К счастью, скрытая система гимнастики старой школы выжила. Но это было возможно только в таких темных местах, где люди нуждались в максимальной силе и мощи просто чтобы остаться в живых; в местах, где в течение длительно­го времени, штанги, гантели и другие виды современного тренировочного обо­рудования были недоступны, если вообще появились. Эти места называют ис­правительными учреждениями, тюрьмами и всеми другими именами, которые цивилизованные люди дали клеткам, где держат менее цивилизованных людей за решеткой.

Меня зовут Пол Уэйд, и, к сожалению, я знаю все о жизни за решеткой. Я по­пал в государственную тюрьму Сан-Квентин за свое первое преступление в 1979 году, и провел девятнадцать из следующих двадцати трех лет внутри одних из самых жестких тюрем в Америке, в том числе в Луизианском исправительном уч­реждении (aka «Ферма «, “Ангола”) и в исправительной тюрьме Марион – дыре, которую построили, чтобы заменить Алькатрас.

Возможно, я знаю о гимнастике старой школы больше чем кто-либо из ныне живущих. Во время моего последнего заключения, я стал известен под прозви­щем Entrenador, «тренер» по-испански, потому что все новички и салаги прихо­дили ко мне за знаниями о том, как стать невероятно сильным за очень короткое время. Это было мне выгодно, ведь благодаря этому я отточил свою технику. Я добрался до уровня, на котором мог сделать более десяти отжиманий в стойке на одной руке без поддержки — подвиг, который не могли повторить даже Олим­пийские гимнасты. Я выигрывал ежегодный чемпионат Анголы по отжиманиям / подтягиваниям среди заключенных в течение шести лет подряд, хотя я и был загружен ежедневной утомительной работой на Ферме. Это был метод, использу­емый в тюрьме для уменьшения проблем. Заключенных заставляли работать на Ферме. Как правило, к концу рабочего дня мы слишком уставали, чтобы драться с охранниками.

Одиночные камеры. Самое уединенное место на планете

Во время пребывания в тюрьме, моей профессией было стать и остаться силь­ным и жестким настолько, насколько возможно. Но я не тренировался в удобном сверкающем спортивном зале, окруженный загорелыми позерами. Я не прохо­дил новомодных трехнедельных тренировочных программ, как сейчас делают большинство тренеров. И я, черт возьми, не какой-то там толстозадый писатель, не потевший ни разу в жизни, как и многие ребята, которые в большом количе­стве пишут книги по «фитнесу» или «бодибилдингу». Я был рожден «атлетом».

Когда я впервые взвесился спустя три недели после моего двадцать второго дня рождения, я весил 68 килограммов. С ростом 185 сантиметров мои длинные долговязые руки выглядели как ершики и были очень слабы. После нескольких неудач, я довольно быстро понял, что другие заключенные используют слабых также просто, как дышат воздухом. Ежедневные запугивания с целью заполу­чить твою задницу. И поскольку мне не хотелось быть ничьей сучкой, я понял, что самый безопасный способ перестать быть для них мишенью – это быстро привести себя в порядок.

К счастью, через несколько недель пребывания в тюрьме Сан-Квентин, я был помещен в одну камеру с бывшим спецназовцем ВМС. Он был в отличной фор­ме, заработанной военным обучением, и научил меня, как делать базовые упраж­нения гимнастики: отжимания, подтягивания, глубокие приседания. За несколь­ко месяцев совместной подготовки я вырос в размерах. Ежедневные работы вне камеры развивали мою выносливость, и вскоре я был в состоянии сделать сот ни повторений в некоторых упражнениях. Я по-прежнему хотел стать больше и сильнее и впитывал всю информацию что мог, чтобы узнать, как достичь желае­мого. Я учился у всех кого только мог найти, и вы будете удивлены, каких людей я встречал в тюрьме. Гимнастов, солдат, тяжелоатлетов, занимающихся боевыми искусствами, йогов, борцов и даже пару врачей.

В то время у меня не было доступа в тренажерный зал, я тренировался один в своей камере без оборудования. Так что мне пришлось найти способы сделать свое тело своим тренажером. Тренировка стала моим лечением, моей навязчивой идеей. Через шесть месяцев я стал намного больше и сильнее, и меньше чем за год я стал одним из самых физически развитых парней в этой дыре. Спасибо ста­рой школе гимнастики. Эти физические упражнения мертвы во внешнем мире, но в тюрьмах эти умения передавали как заначку, из поколения в поколение. Это знание выжило только тюремной среде, потому что существует очень мало тре­нировок, способных занять у заключенного все его свободное время. Никакого пилатеса, никакой аэробики. Снаружи все сейчас говорят о тюремных тренажер­ных залах, но поверьте мне, появились они совсем недавно и плохо оборудованы.

Одним из моих наставников был приговоренный к пожизненному заключе­нию по имени Джо Хартинген. Джо было семьдесят один, когда я узнал его, и он тратил свое четвертое десятилетие в тюрьме. Несмотря на свой возраст и мно­гочисленные травмы, Джо тренировался в своей камере каждое утро. И он был силен как черт, я видел его делающим подтягивания, используя только два ука­зательных пальца как крючки, и отжимания на одном пальце руки, что было для него обычным делом. На самом деле он делал так, чтобы это выглядело легким. Джо знал о настоящих тренировках то, что большинство «экспертов» никогда не узнает. Он работал над собой в старых спортивных залах в первой половине ХХ века, когда большинство людей даже не слышали о регулируемых штангах.

Эти ребята полагались на тренировки с собственным весом, упражнения и ме­тоды, которые сегодня мы рассматриваем как часть гимнастики, а не бодибил­динга или силовых тренировок. Когда они использовали «веса», они не поднима­ли их сидя на удобной, регулируемой машине, они тащили и толкали огромные, массивные объекты, такие как тяжелые бочки, наковальни, мешки с песком. Для выполнения этих упражнений требовались качества, которых не хватает в совре­менных тренажерных залах: выносливость хватки и сухожилий, сила, скорость, баланс, координация и нечеловеческая дисциплина.

Этот вид тренировок при правильном выполнении делал этих старперов чер­товски сильными. В Сент-Луисе в 1930 году, Джо работал с The Mighty Atom’ом, одним из самых известных силачей всех времен. Ростом в 160 сантиметров и ве­сом в 63 килограмма, Atom представлял собой невероятное зрелище. Каждый день он совершал такое, что заставило бы современных культуристов рыдать. Он разрывал цепи, разбивал сосновые доски ладонями и мог согнуть пенни дву­мя пальцами. Однажды в 1928 году, он не дал самолету взлететь, просто тянув за привязанную к нему веревку. Он даже не воспользовался руками, он просто привязал веревку к своим волосам. В отличие от современных наркоманов, зани­мающихся в спортивных залах,

Atom был силен во всем и мог доказать это когда и где угодно. Он был в состо­янии поменять колесо легкового автомобиля, не используя инструментов, откру­чивая крепежные болты голыми руками и приподнимая машину без домкрата! В середине тридцатых годов на него совершили нападение шесть здоровенных грузчиков, и он избил их так сильно, что в результате драки всех шестерых от­правили в больницу. Хорошо, что его не отправили в тюрьму за это, потому что он мог согнуть стальную арматуру, словно заколку. Это были феноменально для предстероидной эры. Как и Джо, Atom’у не были нужны препараты для фальши­вых мышц, и в результате он был пугающе сильным даже в старости. На самом деле, он перестал выступать как сила, только когда ему исполнилось восемьдесят. В течение множества длительных периодов отдыха и восстановления, Джо пот­чевал меня рассказами о невероятных проявлениях силы во времена эры депрес­сии, о силачах мирового класса, которых он знал, с кем он тренировался, мощи людей, чьи имена теперь затерялись в тумане истории.

Я был достаточно удачлив, чтобы узнать о его философии тренировок. Напри­мер, Джо подчеркивал тот факт, что многие старожилы, чтобы стать действи­тельно сильными, были сосредоточены на тренировках с использованием собст­венного веса. Они могли бы продемонстрировать свою мощь, приложив силу к таким вещам как гвозди и бочки, но они развивали свою силу через контроль над своим телом. Джо ненавидел штанги и гантели. «Дети сегодня настолько глупы, что пытаются стать больше, используя штанги и гантели!» говаривал он мне, ког­да мы ели в столовой. «Ты можешь достичь великолепного телосложения, просто работая со своим телом! Так тренировались греческие и римские спортсмены, посмотри на классические скульптуры из той эпохи! Ребята на этих статуях бо­лее крупные и впечатляющие, чем все эти современные качки-наркоманы! «

И это верно, достаточно просто взглянуть на скульптуру Геркулеса в Ватикане. Спортсмены, позировавшие для этих скульптур, явно были очень мускулистыми и смогли бы легко выиграть современные конкурсы по бодибилдингу. А ведь до 19 века регулируемой штанги просто напросто не существовало. Если вы все еще не согласны, посмотрите на современных гимнастов. Эти парни используют на тренировках только вес своего тела, но телосложение многих из них заставляет культуристов стыдливо отводить глаза.

Джо больше нет с нами, но я обещал ему, что лучшее его из его тренировочной мудрости не будет забыто. Большая ее часть в этой книге. Покойся с миром, Джо.

От Ученика к Учителю

Можно с уверенностью сказать, что на протяжении многих лет я имел воз­можность наблюдать за тренировками тысяч заключенных. Кто-то тренировался с весами в тюремном дворе (если у тюрьмы были тренажеры), а кто-то работал над собой в камере, без ничего. Я разговаривал со многими настоящими ветера­нами, большинство из них были элитными спортсменами, для которых трени­ровка было сродни религии, образу жизни. За многие годы я взял на вооружение большое количество приемов и методов, которые я медленно включал в свою систему. Справедливости ради, стоит сказать, что я почерпнул столько пользы от тюремной жизни, как никто другой. Но жизнь в тюрьме редко бывает легкой и безопасной. Я каждый день работал над собой без отдыха, трансформировал приобретенные знания в пот и кровь, всегда экспериментировал над собой. В результате, я был известен как парень, знающий толк в тренировках.

Если случалось что-то непредвиденное, я всегда реагировал крайне быстро и резко, потому что я был в такой хорошей форме. С течением времени, это при­несло мне определенную славу и толику уважения, которых я бы не достиг без своих тренировок. Свое восхищение моему образу жизни и моим способностям выражали даже охранники. В девяностых я был заключен в исправительном уч­реждении Марион, где после недавнего убийства двух охранников ввели строгий режим. Под «строгим режимом», я имею в виду то, что все заключенные находи­лись в одиночных камерах в течение двадцати трех часов в день. И так каждый день. Чтобы предотвратить возможные проблемы, охрана совершала обход за­ключенных каждые сорок минут. Ходила шутка, что когда охранники проходи­ли мимо моей камеры, я делал отжимания. Через сорок минут, при следующем обходе, я продолжал отжиматься, выполняя тот же подход.

В мои последние несколько лет, моя репутация атлета привела к возрастанию количества просьб от новых заключенных потренировать их. Они все слышали, что я могу научить их, как скоротать время в тюрьме, причем за умеренную пла­ту. Они хотели познать утраченное (утраченное во внешнем мире!) искусство развития впечатляющих мышц и выносливости в сочетании с настоящей, грубой животной силы и мощи. Без какого-либо оборудования, поскольку большинство из них находились слишком низко в тюремной иерархии, чтобы иметь доступ к тренажерам во дворе.

Я действительно тренировал многие сотни осужденных, и это принесло мне много опыта. Я бы не смог достичь этого только с помощью тренировок. Тре­нерство позволило мне увидеть, как мои методы влияют на различные типы тел, с разным уровнем метаболизма. Я узнал много нового о психических аспектах обучения, о мотивации и различных подходах, которые разнятся от новичка к новичку. Я разработал принципы, которые позволили мне быстро приспоса­бливать мои методы под потребности любого человека. Делая это, я смог точно настроить свою систему, и упорядочить все свои знания таким образом, чтобы заниматься мог любой, независимо от уровня его развития.

Книга, которую вы держите сейчас — это моё тайное «учебное пособие», ко­торое я написал, на протяжении бесчисленных часов тренируясь взаперти. Это моё дитя. И это работает. Моя система срабатывала! Если я ошибался в трени­ровках и не подготавливал кого-то в достаточной мере, то ценой этих ошибок не являлись плохие достижения на турнирах или второе место в конкурсе боди­билдинга. Тюрьма жестока. Главной целью является быть сильным и выжить. Те, кто слабы, или кажутся такими – все равно, что мертвы. Все мои ученики живы, большое вам спасибо.

Выключить свет!

Я мог бы написать целую книгу о том, как важна сила и аура, выделяемые муж­чиной при нахождении в истинных хардкорных тюремных условиях. В один пре­красный день, может быть, я это и сделаю. Но это книга не о тюремной жизни, это книга о физической подготовке. Я привел в пример некоторые тюрьмы только, что­бы продемонстрировать жестокую, изо­лированную, и, как ни странно, традици­онную среду, в которой выжили многие из методов обучения старой школы. Вам не нужно быть заключенными, чтобы ис­пользовать систему, изложенную в этой книге. Совсем не нужно. Это далеко не так. Но если моя система тренировок ра­ботает для людей, запертых в самых по­ганых условиях, значит, она работает для вас. Она будет работать для Вас.

Гимнастика старой школы

Потерянное искусство силы

Гимнастика — не то слово, которое часто услышишь, когда речь идёт о силовых тренировках. Более точный и редкий термин, калистеника, не каждый тренер выговорит. Само слово попало в английский язык как минимум в 19 веке, но имеет древнее происхождения. Это слово происходит из древнегреческого, из сочетания слов kallos (красота) и sthenos (сила).

Калистеника, или, силовая гимнастика (будем пользоваться привычными тер­минами) это искусство использования веса собственного тела и его инерции для физического развития. «Тренировка Заключённых» — это, по существу, современ­ная версия гимнастики с уклоном в максимальное увеличение силы и атлети­ческих способностей. К сожалению, современную гимнастику не воспринимают как жёсткую силовую тренировку. Говоря о гимнастике сегодня, большинство людей подразумевают выполняемые с большим числом повторов отжимания, скручивания и менее сложные упражнения вроде скачков и бега. Гимнастика стала второй скрипкой, простой версией круговой тренировки, вплотную при­близившись к аэробике. Но так было отнюдь не всегда.

Древнее искусство тренировок со своим весом

Давным-давно людям известно как правильные занятия со своим весом улуч­шает физподготовку и развивает могучую силу. Даже в доисторические времена, когда первые люди хотели развить и продемонстрировать свою силу, они пока­зывали, как они могут здорово управлять своим телом: подтягивали тело вверх, сгибали колени и прыгали и отталкивали тело от земли силой отдельных конеч­ностей. Все эти действия похожи на современные гимнастические упражнения.

Древними людьми гимнастика никогда не рассматривалась как способ тре­нировки выносливости — но как способ тренировки силы. Это было искусство, которое использовали воины что бы развить максимальную боевую мощь и уг­рожающую мускулатуру.

Одна из наиболее древних записей о силовой гимнастике принадлежит перу историка Геродота, записывавшего историю битвы у Фермопил (480 днэ). Ксеркс, «Герой среди царей» послал в ущелье к безнадёжно окружённому лагерю спар­танцев, ведомых царём Леонидом, разведчиков. К изумлению Ксеркса, разведчи­ки доложили, что спартанские воины заняты гимнастическими упражнениями. Ксеркс был весьма озадачен, ибо это выглядело, как будто они просто размина­ются перед боем.

Идея была смехотворной, потому что ущелье было перекрыто персидской армией численностью в 120 тысяч человек. Против них стояло 300 спартанцев. Ксеркс послал спартанцем гонца с вестью, что те отступят или будут уничтоже­ны. Спартанцы отказались и в бою своими малыми силами удерживали массив­ную армию Ксеркса, пока другие греческие силы объединялись. Вы могли видеть экранизацию этих событий в в фильме Зака Шнайдера «300» (2007).

Широко распространено мнение, что спартанцы были одними из самых закалённых воинов человеческой расы за всю историю её существова­ния. И они не гнушались гим­настикой. На самом деле, их древний подход к тренировке и был одной из главных причин того, сколь внушительными во­инами они были. И спартанцы не были единственными древ­ними греками, которые верили в гимнастику. В трудах Пазаниуса можно найти упоминания о том, что все атлеты, выступающие на тех ещё Олимпийских Играх тренировались подобным образом, включая лучших боксёров, борцов и силачей древнего мира. Дошедшие до наших дней остатки керамики с вазописью, мозай­ки и барельефы содержат множество сцен, в которых безошибочно угадываются упражнения серьёзной силовой гимнастики. Идеал тела, именуемый «Греческий бог» исходит из этих изображений, которые делались с натуры олимпийских ат­летов, достигших своего уровня при помощи гимнастики.

Греки прекрасно понимали, как гимнастика может развить физическую форму до её максимального природного потенциала, не превращая человека в перека­чаного мутанта, наподобие некоторых современных бодибилдеров, но образуя идеальные пропорции в гармонии с природной эстетикой. Эта гармония дости­гается без усилий, потому что нагрузка, даваемая телу — это само тело, не слиш­ком лёгкое и не слишком тяжёлое. Мать-природа обо всём позаботилась. Древ­ние греки знали, что гимнастика разрабатывает не только силу и атлетизм, но и грацию движений и красоту телесных форм. Очевидно, так и сложился термин «калинестика», единство красоты и силы.

Искусство силовой гимнастики, как и многие другие вещи, были переданы от греков и их предшественников римлянам. В то время, как римская армия явля­лась наилучшей из боевых организаций, все сливки спортивных искусств были предоставлены гладиаторам — воинам, выступающим в публичных амфитеатрах. Римский историк Тит Ливий описывал этих «супер воинов» и их рабочие буд­ни в ludi (тренировочном лагере), где они изо дня в день совершенствовались в упражнениях с собственным весом, которые в наше время называют силовой гимнастикой.

Благодаря постоянному оттачиванию своей техники, сообщество гладиато­ров стало настолько сильным, что вокруг них начали распространяться истории о том, что гладиаторы являются незаконнорожденными потомками смертных женщин и Титанов — могучих гигантов, противостоящих богам до зарождения человечества. Невероятная выносливость гладиаторов, достигнутая в результате комбинирования силовой гимнастики и боевых тренировок, чуть не расколола Империю в первом веке до нашей эры во время восстания Спартака, который вместе со своими бойцами воспротивился приказу Императора. Гладиаторское войско было настолько физически сильным, что несмотря на скудность в экипи­ровке и свое меньшинство, с легкостью расправлялось с бесчисленными римски­ми легионами.

Нет сомнений в том, что существовало множество разных систем гимнасти­ческого тренинга, которыми пользовались наши предки. Что нам известно из уцелевших текстов и изображений, это то, что упражнения с весом своего тела, выполняемые легендарными воинами и атлетами мало походили на то, что зовут «калистеникой» сегодня. Вместо щадящих аэробных занятий, они занимались тем, что больше всего походит на силовую гимнастику и безусловно отлично раз­бирались в том, как постепенно разработать силу и мощь.

Традиции силы

Эти приёмы физической подготовки пережили падение античных цивилиза­ций. Всю историю человечества, мысль о том, что лучший способ тренировать силу атлета — это произведение манипуляций с собственным телом в соответст­вии с принципами нарастающей нагрузки, воспринималась на веру, как непре­ложная истина.

Проходили столетия и эти знания древних жили в военных лагерях Византии и Аравии. Они были возвращены в Европу крестоносцами и полузабытый друг был вновь представлен воинственным европейцам, всегда голодным до новых знаний о силе. Хорошо известно, что значительную часть подготовки оруже­носцев — будущих рыцарей — составляли физические упражнения, и существуют доказательства, что они базировались на силовой гимнастике. Манускрипты и гобелены демонстрируют оруженосцев, выполняющих подтягивания с веток де­ревьев или с специальных снарядов, и выполняющих различные силовые упраж­нения в перевёрнутых позах, весьма напоминающие отжимания в стойке на ру­ках.

Средневековые солдаты тренировались ради силы за несколько веков до изо­бретения штанг и гантелей — это неоспоримый факт. Средневековые европейские армии обладали невероятной силой: современники утверждают, что лучники ко­роля Генриха V были настолько сильны, что могли выдрать дерево с корнями. Это похоже на пропаганду, но анализ луков, поднятых с затонувшего корабля Генриха VIII, «Мэри Роуз», показывает, что сила их натяжения составляет 90 кг.

Ни один живой лучник сегодня не сладит с таким луком.

В эпоху Ренессанса эти методики продолжали жить для военного применения, но так же распространялись по всей Европе менестрелями, акробатами, певца­ми и жонглёрами, которые показывали свою силу и ловкость на деревенских и городских площадях и при дворах своих сеньоров. Распространение этих знаний продолжалось всю эпоху просвещения, когда каждый объект знания преподно­сился как благословенное достояние человечества.

В девятнадцатом веке тренировки с весом своего тела продолжали жить и здравствовать. Если древнег­реческая эпоха была первым золотым веком физиче­ской культуры, то нет сомнений, что вторая половина девятнадцатого века стала вторым золотым веком. В этом быстро меняющемся мире передовые врачи нача­ли научно подтверждать ценность тренировки со своим весом. Легендарный прусский офицер в отставке Фрид­рих Людвиг Ян формализовал принципы тренировок с минимальным набором оборудования — турник, брусья, конь и бревно. Родилась спортивная силовая гимнасти­ка, такая, какой мы знаем её сегодня.

Традиции публичной демонстрации силы и ловкости, популяризованные менестрелями Ренессанса прижи­лись в цирковом искусстве, и так родилась эпоха стронгменов. Множество фе­номенальных атлетов наполнили земной шар: эта эпоха породила много леген­дарных личностей, таких как Артур Саксон, Роландов, и даже Евгения Сандова — человека-олимпийскую статую, что является значимым титулом в современ­ном бодибилдинге. Эти люди обладали силой, неведомой доселе человечеству и уж тем более, современным стероидным качкам. Саксон выжимал над головой 173 кг одной рукой, Роландов без усилий рвал одним движением три колоды карт — казалось бы, невероятное достижение, и Сандов ломал стальные цепи, сковы­вающие его тело, просто сгибаясь.

Гимнастика сыграла огромную роль в становлении всех этих людей. Напоми­наю, наборные штанги и гантели тогда даже толком ещё не изобрели. До всех этих инноваций подавляющее большинство самых мускулистых торсов в мире было накачано работой в стойках на руках и упражнениями на турнике.

Силачи двадцатого века

Даже в первую половину двадцатого века большинство легенд родилось бла­годаря тренировкам со своим весом. В те дни ты не мог считаться сильным. если не мог легко приседать на одной ноге, подтягиваться на одной руке или стоять на руках. Да, штанги и гантели уже были в ходу, но их использовали тогда, когда достигали полного потенциала со своим весом.

Даже тяжеловесы были мастерами гимна­стики высокого уровня. Британский стронгмен и борец Берт Ассирати, поражавший толпы в тридцатых годах своей способностью прогнуть­ся назад в мостик перед тем как усилием ног перейти в стойку на одной руке — весил больше ста килограммов. Ассирати остаётся одним из самых тяжёлых атлетов в истории человечест­ва, которые могли сделать невероятно сложный «железный крест» на кольцах.

В сороковых и пятидесятых сильнейшим ат­летом был, наверное, канадский монстр Дуг Хепбёрн. Хепбёрн считается одним из величай­ших силачей, он делал армейский жим с 225 кг и выжимал из-за шеи в 157 кг и всё это в те дни, когда о стероидах ещё и не слыша­ли. Несмотря на веса, которые он поднимал, Хепбёрн сделал тренировки со сво­им весом краеугольным камнем своих силовых тренировок и это работало: его торс был подобен автомобилю, а плечи не лезли в среднестатистический дверной проём. Несмотря на многочисленные упражнения со штангой, Хепбёрн считал свою силу заслугой отжиманий в стойке на руках.

Тренируясь, он делал эти отжимания без поддержки и на брусьях, что позво­ляло ему опускаться глубже обычного. Этот гигант доказал, что вес тела — это не предел в совершенстве гимнастики. Несмотря на свои размеры, Хепбёрн не стал перекачаным или медленным, потому что он всерьёз относился к упражнениям со своим весом — подход, которого так не хватает современным бодибилдерам.

Пожалуй, последним величайшим чемпионом в тренинге со своим весом был «Самый гармонично развитый человек в мире» Анджело Сицилиано, более из­вестный под псведонимом Чарльз Атлас. Сицилиано продал по почте сотни ты­сяч брошюр «Dynamic Tension» в пятидесятых и шестидесятых. Его метод соче­тал традиционные гимнастические упражнения с некоторыми изометрическими техниками. Он научил целое поколение читателей своих комиксов, что им не нужны свободные веса для того, чтоб о них перестали вытирать ноги.

Но это был последний из могикан.

Конец эпохи

Пришла вторая половина двадцатого века и потеснила многие старые трени­ровочные методы. Они начали вымирать. По многим причинам это было пря­мое и неизбежное следствие Индустриальной Революции. Стало считаться, что жизнь человека подчинена технологиям. И на физической культуре и развитии силы это отразилось, как и на любой другой сфере. Двадцатый век породил мно­го абсолютно новых форм и методик тренировок, с совершенно другим подхо­дом к делу.

В центре этих изменений стояла старая добрая штанга и гантели. Свободные веса в той или иной ипостаси существовали в течении веков, но взгляд на фит­несс сильно изменился, когда в 1900 британский атлет Томас Инч изобрёл совре­менную наборную штангу. Вскоре в этот коктейль были намешаны тренажёры, не имеющие ничего общего со свободными весами, но они стали последним пи­ском моды. В семидесятые ты был бы никем если не тренировался на тренажёре- наутилусе — тренажёр, названый так за его главные рукояти, похожие на ракушку моллюска-наутилуса.

В этот период спортзалы с тренажёрами заполонили всю Америку и сейчас трудно найти зал, в котором не будет хотя бы несколько сложных и головолом­ных тренажёров. Даже штанги и гантели отошли на второй план. А что с упраж­нениями со своим весом? Несмотря на горстку приверженцев вроде Чарльза Атласа прогрессивная тренировка со своим весом медленно двигалась к выми­ранию, как шёл сам двадцатый век.

Различия между гимнастикой старой школы и современной гимнастикой.

Все эти изменения произошли очень резко и за очень короткий период време­ни и мы потеряли по дороге что-то чрезвычайно важное. Многие тысячелетия, почти всю свою историю люди, которые хотели стать большими и сильными — упражнялись со своим весом. Отлично систематизированные знания и филосо­фия о физкультуре и методиках тренировок передавались из поколения в поко­ление. Впечатляющие (и невероятно эффективные) методы развивались, методы развития силы и мощи, методы вдумчивые и прогрессивные, результат многих веков проб и ошибок. Бесценное искусство, предназначенное для того, чтоб де­лать атлета сильнее и сильнее, для достижения пика человеческих способностей — не только в силе, но и в ловкости, моторике и крепости. Вот что я имею ввиду, когда говорю о гимнастике старой закалки.

Когда гантели и тренажёры начали править балом во второй половине двадца­того века, весь этот опыт тысячелетий, заработанный потом и кровью, стал счи­таться лишним. Ненужным в современную эру. Ослеплённые новыми устройст­ вами и методиками, прилагающимся к ним, все меньшее и меньшее число людей продолжало тренироваться по старому, и старые методы стали вымирать.

Сегодня силовая тренировка со своим весом практически полностью замеще­на тренажёрами, штангами и гантелями. Свой вес рассматривается как младший брат новых методик и отодвинут в сторону. Старая школа, её опыт и методики сократились и потеряны. Всё, что выжило — это базовый минимум. Когда сегодня люди, даже так называемые «эксперты» говорят об упражнениях со своим ве­сом — они знают лишь о новичковых упражнениях, вроде отжиманий, глубоких приседов и.т.д. К этому они добавляют несколько бесполезных и жалких совре­менных упражнений, таких, как скручивание на пресс. Эти упражнения пред­назначают школьникам, слабакам, для разминки и построения небольшой вы­носливости. По сравнению с традиционным, базирующимся на максимальной силе подходом, этот поход заслуживает называться калистеникой новой школы. Калистеника старой школы — которая использовала вес тела для постепенного развития нечеловеческой силы — постепенно почти умерла.

Почти.

Роль тюрем в сохранении традиционной физкультуры

На планете есть одно место, где искусство последовательной гимнастики ни­когда не умрет – это идеальное место для консервации, как древних систем, так и первобытных принципов, называется тюрьма.

Причина очевидна. Драматические изменения в методологии тренировки уничтожили старую школу последовательной гимнастики везде, но не добрались до тюрем. Возможно, они и дойдут когда-то и до тюрем, но не сейчас. Штанги и гантели стали невероятно популярными в 50х и 60х годах, по всему миру, но едва ли их можно найти в тюрьмах, где до конца 70х были распространены только примитивные веса. “Жизненно необходимые” тренажеры, без которых не обхо­дился, ни один зал в 70х, до сих пор отсутствуют в тюрьмах.

Как результат, тюрьма в XX столетии представляла собой заповедник для за­щиты наиболее ценных техник от разрушительной модернизации. Современные методологии и деньги, связанные с насаждением искусственных технологий тре­нировок обошли тюрьмы стороной, превратив их в уникальный “оазис” для со­хранения и культивирования древних практик. В XVIII и XIX столетии знание о настоящем искусстве гимнастики с собственном весом передавалось из уст в уста лишенными свободы гимнастами, акробатами и силачами – именно они до­сконально владели этой техникой. И это знание было на вес золота в тюрьме, где не было ни единого оборудования, за исключением пола и железных прутьев над головой. В те дни сила и сообразительность – два качества, которые были необ­ходимы для выживания».

И сегодня в тюрьме живётся несладко, но ещё столетие назад всё было хуже. Побои и телесные наказания были нормальными вещами, заключённые в ссоре могли легко убить или покалечить друг друга. Горстка парней, которые посвя­щали время тренировкам в своих камерах — делали это буквально для того, чтоб остаться в живых. Они занимались яростно и с невероятно серьёзным подходом к делу, ведь быть сильным — это был вопрос жизни и смерти! В этом смысле они мало отличались от спартанцев Леонида, со времён которого прошло более двух тысяч лет. И те и другие полагались на свою силу ради того, что бы выжить и что бы достичь этой силы, они занималсь традиционной гимнастикой.

Происхождение Тренировки Заключённых

Сегодня заключённые по всему миру продолжают тренироваться по методам старой гимнастики. За все десятилетия, что я провёл в государственных тюрь­мах, я был одержим силой и здоровьем. Со временем, это превратилось в одер­жимость тренировкой со своим весом — калистеникой. Всего через несколько лет заключения я начал понимать настоящую ценность работы со своим весом, и ушли долгие годы на то, чтобы собрать по частям мозаику тайной истории гим­настики старой школы и роли тюрем в её сохранении.

В своё время я читал всё, до чего мог дотянуться на тему тренинга и упраж­нений и изучал способы развития тела с минимумом снаряжения. У меня была уникальная возможность наблюдать, как сотни невероятно сильных и ловких тюремных атлетов занимаются, используя только вес своего тела. У многих из них были феноменальные способности и сила со здоровьем олимпийского уров­ня, но вы никогда не увидите их и не прочитаете об их методах в журналах, так как их личные дела лежат на нижней ступени социальной лестницы.

Я видел, как работают эти люди и я обсуждал с них их методики до мелочей. Это честь для меня — иметь в друзьях таких людей и долгое время я провёл, об­щаясь с предыдущим поколением заключённых, людьми, достаточно старыми чтоб помнить, как тренировались стронгмены второго золотого века физиче­ской культуры; людьми, которые встречались с этими стронгменами, слышали их теории и знавшие, как они занимались. Следуя их советам я беспощадно тре­нировался днём и ночью, до боли во всём теле и кровавых мозолей на руках, я тренировал сотню других атлетов, распространяя свои знания о тренировках со своим весом.

Я постарался узнать о гимнастике старой школы больше, чем любой другой живой человек. Годы и годы я собирал дюжины блокнотов и записывал лучшие идеи и упражнения из всех систем, о которых я узнал внутри, чтоб разработать собирательную версию гимнастики… Метод, который можно использовать для последовательной разработки титанической силы, ловкости и здоровья, метод, не требующий специального оборудования занимаюший минимум времени и сложности прикладного применения.

В этой системе собрано лучшее из лучшего из того, чему я учился. Сегодня эта система известна как «Тренировка Заключённых» и это главный предмет книги.

Но несмотря на название и происхождение, эта книга не предназначена только для заключённых — она предлагает свои достоинства каждому, кто хочет стать невероятно сильным и ловким, оставаясь на высшем уровне своего здоровья.

Выключить свет!

Я обнаружил, что когда я рассказываю людям снаружи тюрьмы о жёстких, серьёзных упражнениях, регулярно практикуемых в тюрьмах, я регулярно встре­чаю волну энтузиазма. Людям нравятся мои слова! После оживлённой дискуссии бодибилдеры и атлеты с серьёзным видом утверждают, что они посвятят себя из­учению работы со своим весом. Затем, несколько недель спустя оказывается, что они даже и не попробовали гимнастику. Они возвращаются в спортзал работать на тренажёрах и со свободными весами, продолжая выполнять непродуктивные программы, ведущие в никуда.

Не могу сказать, что я виню их. Людям сложно брать на себя ответственность и выбирать столь необычный нынче способ тренировки, которым, казалось бы, никто не занимается. Чего не хватает многим занимающимся, чтоб вложить силы и веру в гимнастику старой школы — это хорошая доза реализма. Им нужно знать различие между непродуктивными, дорогими и травмирующими методами тре­нировки и продуктивным, бесплатным и безопасным искусством последователь­ной тренировки — традиционном искусстве, которое завтра станет передовым.

Я расскажу подробнее о различиях между гимнастикой и современной физ­культурой в следующей главе.

Конец ознакомительного фрагмента

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *